бюро независимых экспертиз


Самодостаточные ученые реформы не боятся

Очередной бумажный стресс по поводу ликвидации Российской Академии наук не новость, а скорее дежурный ход тех банкротов от науки, которые привыкли к бюджетным подачкам. О чем может идти речь, когда мировой рынок знаний, практики и внедрения живет и здравствует, а наши «фундаменталисты» только и ноют о недофинансировании? Да, реалии рынка жестоки, но кому нужна такая наука, которая как стареющая проститутка потеряла свою привлекательность и вместо себя «подложить» никого не может. Другими словами, хорошо ей было за плечами Совмина в старые времена, да на сегодня она ничего путного не придумала как приватизированные пассы и откровенные продажи продукции интеллектуальной и материальной собственности.

Опять же вопрос: Чья эта собственность?

Спросите у академика Е.П.Велихова, нужен ли ему лично синхрофазотрон или котел Чернобыльской атомной. Вот потому-то он и стал великим общественным деятелем не только научной сферы, но и всей цивилизации. В частности, Председателем Общественного Совета при Президенте РФ. 

Другой вопрос, как будет работать этот Общественный Совет при отсутствии практики, правил и порядка. Не стоит умиляться некими регламентами, придуманными и принятыми специально по поводу.

Это – ненаучно!

Но в том же Общественном Совете как раз ученые (в основном конъюнктурщики) увидели угрозу своей мистической богеме, которая серьезно влияла на политику подопытных «кроликов». Их убирали по закону случайных чисел во все века и при любых режимах.

Так что же хотят обыватели от науки и онаученные нувориши? Не дай бог потерять государственность ученых званий и степеней, полученных в кои-то времена или скоропостижно из студенческих разработок, а то прямо из Интернета. Надежда на пожизненное содержание при ухищрениях власти пополнить бюджет налогами за бездетность – вот истинное лицо гуманитариев от науки Чтя партийность, Маркса – Энгельса, не стоит забывать о монстрах-недоучках, Ленине – Сталине. И Вы хотите спокойно перенести в новый век и примерять на себя их кители (налицо лишь один, в мавзолее)?

Может быть это кощунство, но не кощунство ли то, что, загадив три четверти Россию отходами от ядерки, мы никак не сравнимся с Францией, страной «белой» энергетики, атомной конечно, по уровню культуры энергопроизводства.

И снова клич: Даешь каскад гидроэлектростанций на Амуре!

Вот тебе и Минобрнаука, действительно «минированные оборотни от науки» (извините за расшифровку).

Дальневосточные ученые не столь агрессивны в части прав на управление имуществом и финансами, но однозначно заинтересованы в научных хоздоговорах и некоторых свободах по отношению к объектам совместного труда. Безусловно, зацикленность НИИ на море, лесе, рыбе, когда не видно человека в регионе, а лишь инструкции по поводу планов и экономии, перспективы не имеет.

Другая болячка: местные администрации завладели фундаментальной наукой и сделали ее «местечковой». Здесь есть где разгуляться фантазиям по поводу глобальных инвестиций, демографических бумов и т.п. Ни один из проектов (а это изначальная цель траты госсредств) не реализуется в регионе. В результате мы платим за «художественный свист», как говорят в народе «деньги на ветер». Но опять же это не ветроэнергетика. А сжигание газа для получения тепла на ТЭЦ и те же пресловутые гидроэнергокаскады. Федеральное агентство по науке и инновациям не может переехать амбиции случайного министра Фурсенко по причине непредсказуемости последнего. Вот Вам и примерчик «научного» подхода к образованию и культуре науки. Чего он только не надергал с западных полок архивов наробраза (простите, за уточнение не «народного» образования, а нарочного). Запад спихивает нам не только субпродукты, но субкультуру, поэтому министр может запросто чуть ли не с ногами усесться на стол в школе перед преподавателями, которые, как первоклассники, разинув рот, ждут от оракула вещего. Не дождетесь, господа-товарищи: - слишком далеко он от народа.

Физиогносты однозначно отмечают в нем радикально искаженный тип интраверта, облаченного в тогу должностного лица. За два года от начала конфликта РАН и Минобрнауки министерские амбиции разве что снизились до уровня ПТУ, но лишь затем, чтобы ВУЗы съели федеральное СПО (среднее профессиональное образование). А это означает, что при стагнации демосистемы работать в материальном производстве через три-пять лет будет некому. О каком бюджетном финансировании и каких ста НИИ может идти речь? Ведь для НИИ различных форм собственности еще и состязательного момента не наступило. Дайте свободу! Пусть ученые, эксперты, внедренцы создадут временные творческие коллективы, юридические (по необходимости) зафиксируют их, подадут ТЭО, куда включат и подготовку кадров по своему разумению. Состязательность между ними и родит структуру научного обеспечения России. А контроль над ним может осуществлять только первое лицо государства – Президент.

Вот это и есть реалии реформы и не РАН, а науки в целом.

Евгений Ерофеев
академик
2006

© БНЭ 2001-2010. Наши партнеры: